cand_orel

Category:

День рождения. Питер О’Тул

Когда я осознал, что я – Бог? Ну, я молился и вдруг понял, что разговариваю сам с собой.

Питер О’Тул 

Питер Шеймус Лоркан О’Тул (Peter Seamus Lorcan O'Toole, ирл. Peadar Séamus Lorcán Ó Tuathail, 2 августа 1932, Коннемара — 14 декабря 2013, Лондон) — британский актёр ирландского происхождения. Имел больше всех номинаций на «Оскар» (восемь) за актёрскую работу, но без единой победы. За свою полувековую карьеру был удостоен четырёх «Золотых глобусов» (дважды как лучший драматический актёр), премий BAFTA и «Эмми». 

В шестидесятые годы голубоглазый статный блондин О’Тул снискал известность в амплуа романтического героя. Всемирную славу ему принесло исполнение роли Лоуренса Аравийского в одноимённом британском фильме (1962), широчайшую популярность — партнёрство с Одри Хэпбёрн в изящной комедии «Как украсть миллион» (1966). Дважды номинировался на «Оскар» за роль английского короля Генриха II («Беккет» 1964, «Лев зимой» 1968). Среди заметных ролей 1970-х годов — роль Тиберия в драме «Калигула» (1979). 

В 1970-е годы боролся с алкоголизмом, был на грани смерти после удаления поджелудочной железы и значительной части желудка, но поборол недуг. 

В 1989 году с большим успехом сыграл заглавного персонажа в британских постановках пьесы Кейта Уотерхауса «Джеффри Бернард нездоров» (играл эту свою «коронную роль» в различных театрах до 1999). 

В «большое кино» вернулся «Последним императором» Бернардо Бертолуччи (1987). 

Вплоть до 1999 года продолжал играть ведущие роли в различных театрах Великобритании, Ирландии и США. Среди заметных киноработ последнего времени — Приам («Троя», 2004), Казанова (сериал «Казанова», 2005). За роль умирающего от рака ветерана театральной сцены Мориса в трагикомедии «Венера» (2006) был в последний раз в жизни представлен к «Оскару». 

О’Тул известен как хронический неудачник премии «Оскар»: он номинировался восемь раз в категории «Лучшая мужская роль», но не выиграл ни разу. О’Тул уступал победу таким знаменитым актёрам как Грегори Пек, Марлон Брандо, Роберт Де Ниро и другим. 

Когда в 2003 году Американская академия киноискусства наконец удостоила его почётной премии за вклад в развитие кино, он сначала отказался принять награду, но, в конечном счёте, изменил своё решение и появился на церемонии. 


И я что-то вспомню...

Вспомнился вот — Трюкач (старинного 1980 года выпуска, The Stunt Man в их американском оригинале). 

Фильм позиционируется как комедийный, но никогда не воспринимался, как именно комедия. Кэмерон  в исполнении Стива Рэйлсбека (более нигде так ярко не отметившегося) всю жизнь бежит, потому что его или убьют, или арестуют. Так было и во Вьетнаме, так происходит и сейчас. В первом приближении — конечно, такая жизнь катастрофически несчастна; что он (именно Кэмерон) вытворяет в кадре (а в кино снимают кино) на грани жизни и смерти — нисколько ни комедийный образ (у Стива Рэйлсбека)! Но вот этот тонко сыгранный нюанс, убедительно отражающий его жажду жизни и любви, его веру в сказку, которую дает всем нам кинематограф и режиссер Элай (Питер О’Тул), он всё расставляет по своим местам.

Итак, всё начинается прекрасным жарким летним утром, когда все (и люди, и животные, и природа) пребывают в спасительном от жары уединении и бездействии на фоне легкой приджазованной музыки, едва слышной за кадром. И на фоне этой красоты и безмятежности как преступники куда-то крадутся полицейские. Так и есть — они хотят помешать Кэмерону насладится игрой на автомате, по-видимому, в прохладном кафе посредством наручников и ареста Кэмерона. 

Так и есть в мелодии появляется новый тревожный и романтический мотив, а Кэмерон — понятно, что бегать ему не привыкать; а картина сразу срывается  в бешеный ритм. Погоня! Какой детективный сюжет обходится без неё? Один — бежит, другой — догоняет! Таков непреложный закон жанра! Детектив без погони — это как жизнь без любви. Ой, это из другого фильма... Но результат всё тот же. Главный герой спасся и прибежал к мосту, где его опять подстерегает опасность. 

В итоге — случайным образом Кэмерон жив, от машины в реке пузырьки, и рядом с мостом кружит вертолет с киношниками; так Кэмерон попал на съемочную площадку, а, можно сказать и на кастинг.

Дальше так подробно рассказывать не буду — так, может быть, фрагментарно, всё-таки этот фильм своим течением и прекрасным музыкальным сопровождением (Доминик Фронтир) создают некую ауру достоверности, что мне на слово не поверите, а вот глазам своим — да. Так что — смотреть, смотреть, смотреть (уже забыли всё с 80-го года).

Безусловно, очень шокирует наблюдаемая Кэмероном сцена боя на морском берегу. Когда вдруг случайно начинают взрываться ящики с боеприпасами...

Дым рассеялся, и на берегу во всей неприглядной красоте и безобразности произошедшего наблюдаются искалеченные тела и разбросанные конечности только что живых бойцов (каких бойцов? артистов?). И в момент какого-то особенного обостренного отвращения от смакования столь гнусной картины нам показывают шуточку, просто шуточку, разряжающую вдруг ситуацию (ну нельзя так и с этим шутить). Бойцы (артисты?) откапываются из песка, собирают свои «конечности», со смешками и прибаутками покидают площадку...

В принципе на фоне таких событий (где правда, где ложь?) режиссер Элай быстро вербует Кэмерона в съемочную группу трюкачом, тем более, что Элай тут же практически спас Кэмерона от нагрянувшей полиции. 

Плюсом надо отметить, что Элай навешал красивейшую философскую лапшу и главному герою, и нам зрителям о сказке кино; он ведет как бог себя на съемочной площадке, и он действительно бог на съемочной площадке.

Тут подспудно понимаешь, что Кэмерон Элаю обязан спасением из рук полиции, что он мелкая сошка в этом фильме и в съемках, что он очарован обаянием и баснями Элая, и его просто эксплуатируют при всем его страхе к происходящему, в чем он вынужден принимать участие иногда просто в темную. 

И режиссер (не Элай) — Ричард Раш именно фильма Трюкач не стесняется показывать, что Кэмерону безумно страшно; но что-то его держит в этой сказке... Да, наверное любовь к народной любимице Нине Фрэнклин (Барбара Херши), которой он тоже не безразличен (или она таким образом стервозничает в отношении Элая, или наоборот помогает ему; или всё это удачно и органично совмещает).

А Кэмерон несет какую-то чепуху о своих злоключениях, с которых начался его забег по жизни — месть товарищу по бизнесу с какими-то разгромами магазина и рукопашный бой с применением ящика мороженного и последующим обморожением носа у случайного полицейского... Да, опять смешно, если бы не всё было так печально на самом деле. 

А на самом деле предстоит трюк с автомобилем на мосту — трюк, который Кэмерон сорвал в начале фильма... То есть опять угроза жизни и надо бежать, прихватив Нину в багажнике. Утро, съемки на мосту, но Кэмерон предполагает, а Элай располагает:

Нет, Нины не было в багажнике, и Кэмерон выполнил трюк и остался жив, и он требует от «бога» свою тысячу долларов!

Ну, что поделаешь — видимо человек за это и любит жизнь, зная, как можно в ней выживать.

И чуть музыки, и чуть трюков... Смешно?!

Да, и не надо забывать слоган фильма с обложки: «Если бы Бог мог делать то, что можем мы, он был бы счастливым человеком ...»

promo cand_orel july 21, 2019 03:47 1
Buy for 10 tokens
Так почему же танго? Почему же танго и Индия? Почему уже ассоциировал однажды именно танго в своем клипе? Это мои ночные мысли… Я опять еду в командировку и мне не спится… Я знаю, что я опять не засну в поезде – поэтому у меня хороший плеер и очень хорошие наушники, звук лучше, чем на работе…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded