cand_orel

Categories:

Кинематограф улыбнул. «Рецепт ее молодости» не сработал

Недавно где-то у себя в заметках вспомнил «Волшебный фонарь» Евгения Гинзбурга, и подсознательно по «волне моей памяти» меня понесло и принесло к «Рецепту ее молодости» 1583 года выпуска.

Следует сразу сказать, что данный проект Гинзбурга как раз сюжетно закончен, не все декорации сделаны из гофрированного картона (фильм и на сегодня смотрится «небедно»); а если еще и попалась хорошая копия (по картинке и по звуку – без царапин и шепелявостей) – то удовольствие гарантировано (при этом нелюбителям Гурченко уточню, что и здесь она по-прежнему жеманна и любит покривляться, извините – уже ничего не поменяется).

При этом я хочу не только вспомнить сам фильм, но актерские судьбы участников этого фильма – очень уж название фильма провоцирует на такой анализ, скорее ретроспективу.

Надо сразу напомнить, что, как это всегда водится у Гинзбурга, фильм – неприкрытый мюзикл (скорее кинематографическая версия бенефиса Гурченко) со всеми вытекающими… А литературная основа -  пьеса Карела Чапека «Средство Макропулоса»…И так.

У адвоката Коленатого (Ромашин) в конторе запара – близится к концу длительный процесс между Альбертом Грегором (Абдулов) и бароном Прусом (Борисов).

И тут в город нагрянула с гастролями знаменитая певица Эмилия Марти (Гурченко).

Мало того, что она в курсе этой тяжбы, так она еще и знает, где у  Пруса, в каком секретере и на какой  полке лежат необходимые суду документы; да и к тому же имеет собственный диктуемый всем взгляд на процесс, что существенно изменяет течение самого процесса. 

И случилось же неладное, соперники в суде и по жизни возжелали Эмилию. Причем Грегор со всей своей молодой страстью кипит и  готов к взрыву:

«Я молод, я силен, я вас люблю
Я вас молю, я, наконец, велю
В глаза мои взгляните и зажгитесь
И мне ответьте на любовь мою!»

У Пруса же деловая хватка, совпадающая с кредо его жизни:

«Да, хищник не ругательное слово
Есть в хищниках высокая корысть.
Есть в хищниках здоровая основа,
Желанье и обязанность загрызть!»

Оно и дальше все не так просто — в театре на выступлении Эмилии появляется граф Гаук (Джигарханян), по возрасту достаточно маразматичен и уже одной ногой…

Он почему-то называет Эмилию Евгенией и поет ей темпераментные куплеты:

«Не ты ли огнем опалила
Мои молодые года?
В Мадриде, в Мадриде то было
В посольстве служил я тогда.»

Да, ещё – при этом Эмилия периодически «проваливается» в подпространство, назовем его, «артистического эстетизма», где поет свои эссеистические баллады.

«Кого любить, кого любить,
Была б любовь, любимые найдутся,
Он ничего, ах прелесть
Сведу с ума потешусь за одно
Тряхни уж стариной, так и быть»

Ну и до кучи в городе появляется бродяга Бомбито (Шакуров) в поисках Эмили-Евгении-Эвелины…

Он не поет – он темпераментно танцует, что уж никогда не отмечалось за Шакуровым.

И вот накопилась критическая масса персонажей, приводящая к взрыву…

Чуть не силой из Эмилии весь этот клуб джентльменов вытягивает признание, что по молодости она приняла на пробу средство Макропулоса, составляемое им для какого-то монарха и случайно забракованное… И вот теперь без особых проблем прожила 300 лет вместе со случайным товарищем Бомбито. А теперь требуется повторный прием лекарства для продолжения безрадостного трехсотлетнего существования. 

Кстати, во избежание ненужных слухов она периодически меняет паспортные данные, поэтому её граф Гаук именует Евгенией. 

И что? Рецепт практического бессмертия найден у барона Пруса, при их возможностях великосветского общества особого труда не составляет собрать рецептуру, но они таки устроили борьбу нанайских мальчиков.

В итоге старичок граф Гаук по причине возрастного слабоумия воспринял бумажку с рецептом средства Макропулоса, как само средство… И съел бумажку, не запивая.

Эпилог – все предстали перед лицом банальной кончины по истечении среднестатистического возраста. 

В итоге Эмили остается только спеть на львовских улицах:

«Когда пора уйти , уходим, как не горько
Но лишь, запомнив все до мелочей ,
Смотри, смотри на этот мир,
До опьяненья, до восторга!
До опьяненья, до восторга!»

Хотел бы отметить, что, наверное, этот мюзикл один из сильнейших в истории советско-российского кинематографа. Может быть – «Стиляги»?! Да – нет, уж очень легковесно.

И еще небольшой постскриптум по результатам просмотра уже по судьбам исполнителей ролей под девизом «Живите триста лет!» и эпиграфом:

«Всё выше лестница,
Но цель близка!
Пусть смерть повесится!
Идём в века!»

Гурченко почила… Светлая ей память! Хотя бы на 300 лет! Но лучшей, наверное, останется роль из «Двадцать дней без войны».

Ромашин ушел от нас, имея какой-то пик популярности… Запомнился в «Десять негритят» и «Агонии».

Блистательный юноша в этом фильме Абдулов, как-то быстро сгорел. А путем так ничего и не оставил. Самая главная роль  так и осталась – начальная – Медведь в «Обыкновенном чуде». Хорошо и мощно показался в «Над темной водой». Интересно погримассничал в «Формуле любви». Покривлялся и попаясничал у Соловьева в «Черной розе…»…

Борисов был точен и гениален; «Слуга», «Луна-парк» и многое другое…

Джигарханян – «жив курилка», всё старичка изображал, а тут от молодой жены ушел. Запоминаем и многогранен.

А от Шакурова и сейчас впечатление, что сможет исполнить какую-нибудь хореографическую композицию. Ровен и талантлив!


«Да, старость неизбежна. Ну и что?

Осталась грусть, но страха больше нет! 

Хоть спета наша песня, но зато 

Чем тише тем бесстрашнее куплет 

Чем тише тем бесстрашнее куплет

Смотри, смотри на этот мир 

До опьяненья , до восторга»

promo cand_orel july 21, 2019 03:47 1
Buy for 10 tokens
Так почему же танго? Почему же танго и Индия? Почему уже ассоциировал однажды именно танго в своем клипе? Это мои ночные мысли… Я опять еду в командировку и мне не спится… Я знаю, что я опять не засну в поезде – поэтому у меня хороший плеер и очень хорошие наушники, звук лучше, чем на работе…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded