cand_orel

Category:

И опять любимые книги — пачкой

Милорад Павич (серб. Милорад Павић; 15 октября 1929, Белград — 30 ноября 2009, там же) — югославский и сербский поэт, прозаик, представитель постмодернизма и магического реализма, переводчик и историк сербской литературы XVII—XIX вв. Специалист по сербскому барокко и поэзии символизма. 

Родился в Белграде, по собственным словам, «...на берегах одной из четырёх райских рек, в 8:30 утра в семье скульптора и преподавательницы философии...». Среди предков писателя и до него были литераторы — в 1766 году один из рода Павичей, Эмерик Павич, опубликовал сборник стихотворений, а дядя, Никола Павич, был известным писателем середины XX века. 

В 1949—1953 годах учился на философском факультете университета Белграда. Позже получил степень доктора философии в области истории литературы в Загребском университете. 

Перед тем как полностью посвятить себя литературному творчеству, М. Павич некоторое время преподавал в различных университетах (в парижской Сорбонне, в Вене, Фрайбурге, Регенсбурге и Белграде). Был наставником сербского писателя и литературоведа Савы Дамянова. Его первый поэтический сборник («Палимпсести») был издан в 1967 году. В 1971 году был опубликован следующий стихотворный сборник «Лунный камень» («Месечев камен»). 

Кроме того М. Павич работал в газетах, писал критические работы, монографии по истории древней сербской литературы и поэзии символизма, переводил стихи с европейских языков. 

Известность принёс роман «Хазарский словарь» (1984 год), ставший бестселлером. За этот роман Павич был награждён премией журнала НИН. 

Павич владел русским, немецким, французским, несколькими древними языками, переводил Пушкина и Байрона на сербский язык. Член «Société Européenne de Culture», член сербского ПЕН-клуба. 

Был женат на Ясмине Михайлович (сербская писательница, литературовед и литературный критик). Имел двух детей, сына Ивана и дочь Елену. 

Скончался 30 ноября 2009 года в Белграде на 81-м году жизни от инфаркта миокарда и был похоронен 3 декабря на Новом кладбище. 

Роман состоит из двух книг под одной обложкой.«Маленький ночной роман» и «Роман для любителей кроссвордов».

Первая книга, посвящена Афанасию Свилару и его поисками пропавшего на войне отца, написана в стиле практически документального реализма, насколько это возможно у такого автора как Павич.

Поиски приводят его в Афонский монастырь, благодаря чему автор излагает историю этого монастыря, очевидно, соответствующую действительно, но в таких эпитетах и таких сюжетных линиях, что читается как поэма.

Практически притчево получается показать историю монахов одиночек и монахов общинников, так что это выливается в отдельную тему этой книги.

Да и вообще надо сказать, что непосредственно притч в книге хватает, исключительно реалистичных, безусловно поучительных и очевидно парадоксальных.

Словом книга и сердцу, и уму.

Вторая книга — просто шедевр, буйная фантазия «разгулявшегося» автора с сюрреалистическими ходами и красочной небывальщиной. Посвящена всё тому же Афанасию, но сменившему фамилию на Разин (как в притче из первой книги).

И книга действительно — кроссворд.

Есть даже «инструкция» для чтения книги ли разгадывания кроссворда от автора:

Читатель, который выберет старый способ чтения, улицу с односторонним движением, читатель, предпочитающий скользить к смерти кратчайшим путем и без малейшего сопротивления, то есть читать ПО ГОРИЗОНТАЛИ, а не по вертикали, – этот читатель удивится, заметив, что главы Памятного Альбома пронумерованы не подряд. И по праву упрекнет нас в излишней поэтической вольности. Почему это нумерация глав скачет через пень-колоду, а не идет так, как во всех кроссвордах и во всех любовных романах, сколько их есть на свете? Ответ снова прост. Да потому, что не все любят читать подряд. А некоторые даже и не пишут подряд. Как мы все знаем, кроссворды заполняются карандашом, лиловыми чернилами, фломастером, обмокнутым в слезы или в поцелуй, шпилькой или вилкой. Все равно чем. Но не все равно, кто его заполняет. Ибо существуют по крайней мере две разновидности любителей кроссвордов, подобно тому как на Святой горе есть две разновидности монахов – идиоритмики (одиночки) и кенобиты (общинники). Существуют те, кто в кроссворде любит и вылавливает отдельные слова, и те, кто в них предпочитает и вылавливает только красивые скрещения слов. Одни тратят время, на которое много времени не нужно, а Другие – время, на которое нужно Время. Те, кто все решает с наскока, и те, кто все решает по порядку. Потому эта книга так и сделана. Для первых заранее устроен беспорядок, так что им самим нет нужды его создавать, а для вторых расставлены цифры, вот пусть сами в них порядок и вносят.

Честно — я не любитель кроссвордов (меня зовут подсказать, когда ситуация безвыходная), поэтому я читал всё подряд.

Книга посвящена нескольким поколениям Афанасия Разина и его возлюбленной и практически опять же усыпана россыпью притч и иносказаний, не всегда имеющих воплощение в реальности. И это чудесно.

И эти сюжетные ходы, этот язык, это построение текста, эти выдумки и придумки — это восторг от чтения.

Рассказать? Это невозможно рассказать, книга написана каждому индивидуально. Не верите? Она и заканчивается для всех по разному, как и обещал автор.

«Хазарский словарь» (серб. Хазарски речник) — первый роман сербского писателя Милорада Павича. Опубликован в 1984 году, написан на сербском языке, переведён на многие языки мира, в том числе на русский. 

Состав словаря: 

КРАСНАЯ КНИГА, христианские источники о хазарском вопросе.

ЗЕЛЕНАЯ КНИГА, исламские источники о хазарском вопросе.

ЖЕЛТАЯ КНИГА, еврейские источники о хазарском вопросе.

Сюжета в общепринятом понимании этого слова нет, три книги словаря — сборники записей о персонажах и событиях, которые упоминаются по всему роману, но в разных книгах рассказаны историями с разными подробностями. Благодаря такому формату, роман можно читать не обязательно от начала до конца, но в произвольном порядке, собирая по отдельным статьям словаря мозаику истории главной темы. 

Центральная тема — дискуссия о выборе религии среди хазар, основывается на реальном историческом событии, которое обычно относят к концу VIII — началу IX столетий. В то время хазарская знать и часть населения обратились в иудаизм. Большинство персонажей и событий в книге вымышлены, как и приписываемая хазарам культура — она мало соответствует имеющимся археологическим свидетельствам. Автор создаёт новую мифологию, переплетая фантазию, реальные и вымышленные народные и религиозные предания, идеи каббалы («Запись об Адаме Кадмоне»). 

Существуют две версии романа: мужская и женская, которые различаются лишь одним абзацем. «Меня часто спрашивали, в чём состоит разница между мужским и женским экземпляром. Дело в том, что мужчина ощущает мир вне самого себя, а женщина носит вселенную внутри себя. <…> Если хотите, это образ распада времени, которое делится на коллективное мужское и индивидуальное женское время». — Милорад Павич, «Роман как держава».

В своём интервью Павич указывает, что «Хазарский словарь» можно читать как «метафору всякого малого народа, чью судьбу определяет борьба высших сил. Малые народы, такие как мы, сербы, всегда под угрозой чуждых ему идеологий». На вопрос, может ли он подробнее обосновать свой тезис о том, что в корне наимасштабнейших конфликтов лежит религиозная война, он отвечает: «читайте „Хазарский словарь“. Те же энергии действуют и поныне…».

Павич упоминает книгу раввина Иехуды Галеви «Кузари» (XII век), которая тоже в художественной форме трактует историю хазар.

Роман «Последняя любовь в Константинополе», продолживший традицию нелинейных произведений сербского писателя Милорада Павича, предлагает читателю самостоятельно предсказать свою судьбу героев с помощью карт таро.

С таро связаны не только названия глав, но и их последовательность: от того, как лягут карты, зависит движение сюжета и характер развязки. Читатель участвует в создании текста, получая наслаждение не только от самого чтения, но и от игры и сотворчества. Элемент случайности, таким образом, изначально присущ этой необычной прозе. В этом смысле Милорад Павич, автор бессмертного «Хазарского словаря», остается верен себе – он абсолютно узнаваем и абсолютно непредсказуем.

"Последняя любовь в Константинополе: Пособие по гаданию" — это роман-таро, где автор прослеживает судьбы двух сербских родов, своеобразных балканских Монтекки и Капу летти времен Наполеоновской империи. Выстраивая мистическо-трагические арканы, М. Павич втягивает в процесс гадания и читателя, предлагая ему разложить перед собой карты и главы романа и предсказать собственную судьбу.

"Звездная мантия" - это астрологический справочник для непосвященных, построенный как антигороскоп и антисонник. Автор погружает читателей в тайны зодиакальных созвездий и удивительных снов наяву, переворачивая все каноны классической линейной литературы. Читатель может прочитать только то, что касается его собственного знака или знаков людей, которые его заинтересовали, а может читать все подряд. Так каждый внесет в книгу что-то из собственной жизни или из жизни своего окружения.

Для того чтобы узнать развязку, читателю следует выбрать некоторые фрагменты из последней главы - таким образом он наконец-то узнает имя героини романа.

"Страшные любовные истории" – сборник рассказов М.Павича, где каждая вещь делает нас соучастниками некоей магической игры, затеянной писателем. Излюбленные темы Павича – любовь, смерть, загадочные сны, прошлое – вновь звучат в его прозе. 

Авторский сборник сербского мастера магического реализма приглашает читателя в таинственную вселенную, где любовь рифмуется со смертью, а сон неразличимо перетекает в явь.

promo cand_orel июль 21, 2019 03:47 1
Buy for 10 tokens
Так почему же танго? Почему же танго и Индия? Почему уже ассоциировал однажды именно танго в своем клипе? Это мои ночные мысли… Я опять еду в командировку и мне не спится… Я знаю, что я опять не засну в поезде – поэтому у меня хороший плеер и очень хорошие наушники, звук лучше, чем на работе…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded