cand_orel

Category:

Думать с Пелевиным о непобедимости солнца (XXVI) Некромантейя

Виктор Олегович Пелевин (род. 22 ноября 1962, Москва, СССР) — русский писатель, эссеист, автор культовых романов 1990-х годов: «Омон Ра», «Чапаев и Пустота» и «Generation „П“». Лауреат многочисленных литературных премий, среди которых «Малый Букер» (1993), «Национальный бестселлер» (2004), «Большая книга» (2010, 3-е место), премия Андрея Белого (2017). В августе 2020 года был опубликован роман «Непобедимое Солнце». 

Непобедимое Солнце (Sol Invictus) — официальный римский бог Солнца солнечного культа, созданного императором Аврелианом в 274 году н. э. Его культ превосходил другие восточные культы по важности вплоть до запрета политеистических религий при Феодосии I. Общепризнанно, что самой ранней надписью, связывающей непобедимого императора с Солнцем, является легенда на бронзовом орнаменте, датируемая по своему стилю вторым веком: INVENTORI LUCIS SOLI INVICTO AUGUSTO.

Есть, что поцитировать...

– Но есть еще латинское слово «necromantia», – продолжала она, – и оно происходит от очень-очень старого, еще доклассического греческого термина «некромантейя», состоящего из слов «мертвый» и…

– Гадание, – сказала я, – знаю.

– Да. Слово «некромантейя» значило «вопрошание мертвых». Или обращение к мертвым в гадательных целях. Это почтенная и древняя наука. Изначально в ней не было никакого макабра, и ей пользовались многие античные герои.

– Хорошие или плохие? – спросила я.

– И те, и другие. Почитаешь в дороге, я взяла для тебя одну книгу. Тебе надо настроиться, девочка. То, что ты увидишь, может показаться странным, жестоким и даже извращенным. Но это не потому, что таков сам ритуал. Таким его видят наши сегодняшние глаза…

– Жестоким? – переспросила я. – Мы кого-то убьем?

Со кивнула.

– Кого?

– Овцу. Черную овцу. Их ежедневно режут на скотоводческих фермах – мы просто переносим эту процедуру в другое место. Нам нужна будет ее кровь. Но животное умрет быстро и безболезненно.

– Понятно, – сказала я. – А людей убивать не будут?

– Нет, – ответила Со. – Обещаю.

– Мы будем общаться с мертвыми?

– В некотором роде.

– С кем?

– С теми, кто придет. Это не всегда зависит от нас. Возможно, придет кто-то древний.

– Тим, – прошептала я, – говорил про Фрэнка.

– Надеюсь, придет и он, – сказала Со. – Ты была с ним близка. Это работает.

Я недоверчиво покачала головой.

– Но как можно общаться с душами мертвецов? Они где-то сидят и ждут, что их позовут?

– It’s complicated, – сказала Со. – Вопрошать души, безусловно, можно. Они отвечают, и очень осмысленно. Но я не уверена, что эти души существуют в то время, когда с ними никто не говорит.

– Чтобы отвечать, они должны откуда-то приходить.

– Почему, – сказала Со. – Они могут возникать из небытия ровно на то время, пока с ними общаются. Я подозреваю, что дело обстоит именно так. Мы как бы создаем их своим вопрошанием, и отвечая нам, они обретают новое существование. Как эхо в информационной матрице. Новая жизнь вопрошаемого духа совсем короткая – она кончается сразу после ответа на вопрос.

– Так мы их будим? Или создаем?

Со покрутила рукой в воздухе, показывая, что эта терминологическая тонкость не слишком важна.

На переднем сиденье наконец появился Тим. Со нажала кнопку, и стекло опустилось.

– Можем ехать, – сообщил Тим. – Все готово.

– Саша спрашивает, что мы делаем при некромантии, – сказала Со. – Воскрешаем мертвых, или создаем их подобие?

– Я не знаю, – пожал плечами Тим. – Какая разница.

– А как такой дух выглядит? – спросила я.

– Он никак не выглядит, – ответил Тим. – Он говорит.

– Как?

– Скоро узнаешь…

Тим повернулся к шоферу и что-то сказал по-турецки. Машина заурчала и ввинтилась в уже сгустившуюся ночь.

Я держалась спокойно, но мне было страшно. Вернее, мне было черт знает как страшно. Сначала Фрэнк, потом вот это… И зачем я поехала отдавать маски? Могла просто выкинуть их в море.

Впрочем, если бы могла, то, наверное, так и поступила бы. Но я этого не сделала.

Со положила мне на колени раскрытую книгу.

– Почитай пока, – сказала она. – Тебе темно?

Она коснулась панели перед нами, и на мои колени упал конус света. В этой машине можно было не только ездить, но и жить.

– Что это за книга?

– «Одиссея», – ответила Со. – Старое издание в переводе Жуковского. Это хорошо, потому что в современном переводе английский подстрочник выглядит… Не знаю, гиперреалистично. А тебе ведь и так не очень спокойно, да?

Как ни странно, после этих слов мне стало спокойно.

– Что именно читать?

– Только подчеркнутое.

Подчеркнуто – вернее, выделено желтым маркером – было многое.

Дав Перимеду держать с Еврилохом зверей, обреченных
В жертву, я меч обнажил медноострый и, им ископавши
Яму глубокую, в локоть один шириной и длиною,
Три совершил возлияния мертвым…

Сам я барана и овцу над ямой глубокой зарезал;
Черная кровь полилася в нее, и слетелись толпою
Души усопших, из темныя бездны Эреба поднявшись:
Души невест, малоопытных юношей, опытных старцев,
Дев молодых, о утрате недолгия жизни скорбящих,
Бранных мужей, медноострым копьем пораженных…

Все они, вылетев вместе бесчисленным роем из ямы,
Подняли крик несказанный; был схвачен я ужасом бледным.
Кликнув товарищей, им повелел я с овцы и с барана,
Острой зарезанных медью, лежавших в крови перед нами,
Кожу содрать и, огню их предавши, призвать громогласно
Грозного бога Аида и страшную с ним Персефону.
Сам же я меч обнажил изощренный и с ним перед ямой
Сел, чтоб мешать приближаться безжизненным теням усопших
К крови, пока мне ответа не даст вопрошенный Тиресий…

INVENTORI LUCIS SOLI INVICTO AUGUSTO

promo cand_orel july 21, 2019 03:47 1
Buy for 10 tokens
Так почему же танго? Почему же танго и Индия? Почему уже ассоциировал однажды именно танго в своем клипе? Это мои ночные мысли… Я опять еду в командировку и мне не спится… Я знаю, что я опять не засну в поезде – поэтому у меня хороший плеер и очень хорошие наушники, звук лучше, чем на работе…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded